Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Страна: Украина — разменная карта в переговорах Путина и Байдена

Во вторник, 7 декабря, состоятся телефонные переговоры Байдена и Путина. Это уже второй их контакт за последние полгода после встречи в Женеве в июне. Президенты будут беседовать на фоне обострения отношений США и Россией, накрутки со стороны Запада на тему «вторжения Путина в Украину» и предложения российского президента к НАТО не расширяться на восток.
Одной из главных тем разговора ожидаемо будет Украина. А также поговорят о региональных конфликтах (Афганистан, Иран), кибербезопасности (тема вмешательства в американские выборы, гарантии неатаки на объекты жизнеобеспечения) и стратегической стабильности (вооружение, отношения с Китаем, санкционные режимы).
«Страна» собрала мнения украинских, российских и американских экспертов, чего ждать от переговоров президентов США и РФ.
Руслан Бортник, директор Украинского института политики
— Украина неожиданно из темы региональных конфликтов, где она рассматривалась во время женевского саммита, вышла на первые роли и станет отдельным ключевым блоком на переговорах. Там будет несколько составляющих. Это и Минские соглашения, и размещение инфраструктуры НАТО на территории Украины, и расширение в целом НАТО на восток. Россия будет требовать гарантий безопасности и нерасширения НАТО и де-факто, и де-юре.
Также сохранение энергетического транзита через Украину. То есть будет рассматриваться целый комплекс вопросов, касающихся Украины.
Не исключаю, что США и Россия согласуют новый план мирного урегулирования по Украине. Ведь принципиальных отличий между позицией США и России по мирному урегулированию на Украине нет. То есть для США выглядит абсолютно нормальной модель автономизации Донбасса и его возвращение в автономном статусе на Украину. В частности, в свое время за это время выступала и замгоссекретаря Нуланд, и Байден поддерживал это словами. Это широкая децентрализация и автономный статус Донбасса в составе Украины. На этой модели, по большому счету, настаивает и Россия. Принципиальных отличий в позиции США и России нет, но есть вопросы по тактике реализации этого плана. То есть прекращение боевых действий, первоочередность шагов и действий сторон.
Но не исключаю, что по итогам этой встречи и дальнейшей работы команд президентов может появиться новый план Нуланд — Карасина, его еще назвали «план Мореля» (Карасин — статс-секретарь МИД РФ, Морель — ветеран французской дипломатии, координатор политической подгруппы трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию в Донбассе во времена президента Порошенко. — Прим. ред.). И этот план могут предложить Украине.
В 2016 году эти планы и договоренности не были реализованы в силу многих факторов, прежде всего из-за американских выборов. Сейчас же в окне возможностей есть щелка для реализации такого рода плана, но эта щелка только величиной в 2022 год. Потом грядущие выборы на Украине и приближение политических процессов в США сузят возможности для реализации этого плана.
Видеоконференция Путина — Байдена, с одной стороны, будет резюмировать выполнение договоренностей женевского саммита, с другой стороны может стать Рубиконом, порогом для принятия новых политических решений, договоренностей между США и Россией. Огромная опасность еще состоит в том, что, если стороны ни о чем не договорятся, эта видеоконференция приведет к углублению кризиса, станет понятно, что США будут интенсивно противодействовать запуску «Северного потока — 2».
Если эти переговоры станут новой отправной точкой ожесточения конфронтации США и России, тогда, к сожалению, эта эскалация может перекинуться на Украину. И самые грустные сценарии — например, интенсификация боевых действий на востоке Украины могут быть реализованы.
Администрация Путина и Байдена все же попытаются договориться, заключить новые правила «холодного мира» между странами. Есть много оппонентов, особенно внутри США, которые пытаются сорвать эти процессы, много сложных вопросов. Но постепенно диалог между Путиным и Байденом приобретает все более и более яркие выраженные ялтинские черты.
Константин Бондаренко, глава фонда «Украинская политика»
— Очевидно, что встреча (или видеоконференция) были запланированы еще во время предыдущего саммита, в июне этого года — не даром Байден говорил о шести месяцах, которые он отвел Путину для того, чтобы оценить его реальные намерения. Шесть месяцев прошли.
Визиты в Москву высокопоставленных американских политиков позволяют говорить о том, что Россия с точки зрения Вашингтона является договороспособным конкурентом — поводов говорить о невыполнении Россией каких-либо договоренностей предыдущей встречи не приходится.
Заявления о сосредоточении войск на границе с Украиной — это не официальные обвинения в адрес Москвы, а скорее политические маневры. В Вашингтоне понимают, что мир теперь не однополярный и приходится уже говорить и с Москвой, и с Пекином не с позиции силы, а договариваясь.
Формула «договоренности о правилах конфронтации» будет актуальна и для новой встречи. Украинский вопрос будет в этот раз, скорее всего, доминирующим. Он тем более сложен, что речь будет идти либо о компромиссе (Россия соглашается с политическим доминированием США на Украине в обмен на гарантии невступления Украины в НАТО и ЕС), либо об открытой конфронтации. Первый вариант — относительно мирный, но обязательно вызовет критику и в США (приведя к падению рейтингов Байдена и демократов менее чем за год до выборов в Конгресс), и в России (верить на слово западным политикам нельзя — Горбачеву тоже обещали, что объединение Германии не приведет к расширению НАТО на восток).
Второй вариант может спровоцировать новый виток кризиса в Донбассе (Вашингтон может в любой момент дать команду «фас!» украинским властям), ответную реакцию России и — как следствие — полномасштабную войну. Как ни странно, этот вариант США могут рассматривать даже как выгодный для себя: Россия попадает под еще большие санкции, «Северный поток — 2» не будет запущен, Западная Европа попадает под полное энергетическое и политическое влияние США.
Что касается Украины — это лишь разменная карта, воевать за нее вряд ли будут. Именно поэтому конфронтационный сценарий сегодня не кажется совсем уже не реалистичным. Но все же остается надежда на то, что дипломаты смогут включить здравый смысл: в тактическом плане конфронтация и провоцирование войны на Украине может быть и дадут США некий эффект, но в стратегическом плане еще больше толкают Москву и Пекин к заключению военно-политического союза и в дальнейшем к перерастанию «маленького украинского конфликта» в огромный конфликт мирового масштаба.
Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»
— Позиции сторон довольно сильно плавают. Допустим, из заявления российской стороны не вполне понятно: с одной стороны, говорится, что членство Украины в НАТО является «красной линией», а с другой стороны, что накачивание военных возможностей Украины является «красной линией», но это другое, и это происходит.
То же самое со стороны США: что Украина ни в какое НАТО не вступит, говорили неоднократно, а о том, что Украине будут помогать в том числе военным образом, тоже постоянно говорят. И вот вопрос: нас что волнует — формальное членство или реальные военные возможности, которые у Украины могут возникнуть?
Будем надеяться, что к вечеру вторника разогнанное напряжение сдуют. Мы, конечно, все понимаем за инструменты имитации решимости в преддверии важных переговоров, но стало тошнить от нарочитости и бесконечного употребления всуе слов «вторжение» и «война». Серьезные довольно понятия, не стоит орать «волки!», «волки!» без надобности. Русским может и понравиться — управление чужой истерикой забавно. Но тоже чревато.
После видеоконференции в США объявят о большом достижении: удалось остановить Путина и спасти Украину от вторжения. Байден так убедительно предостерег, что кремлевский агрессор счел за благо воздержаться. У нас скажут, что Байдену четко и ясно обозначили «красные линии», и тот вынужден был это зафиксировать. И задуматься.
Практический результат разговора может быть один: стороны согласятся с необходимостью начать диалог о системе безопасности в Европе. Как они в июне согласились с необходимостью начать диалоги о ядерных вооружениях и кибербезопасности. То есть признали важность данных проблем. Если нечто подобное произойдет сейчас — в той или иной форме, будут основания говорить о шаге в нужном направлении и об успехе Москвы. Ведь до сих пор с западной стороны в принципе не признавали, что проблема существует. Точнее проблемой считалось только поведение России, а не изъяны системы отношений в Европе после холодной войны.
Возможно, не получится даже минимального схождения точек зрения — просто обмен ультимативными утверждениями. Тогда, по логике, напряженность надо повышать дальше, как Путин и сказал недавно в МИДе. Это будет нервно. Но рискнем предположить, что первый вариант несколько более вероятен.
Георгий Бовт, российский политолог, журналист
— Ничего хорошего ждать не стоит. Сама проблема с Украиной не решается, и она не будет решена на таких переговорах. Для России действительно Украина является вопросом национальной безопасности, и по этому вопросу она не собирается идти ни на какие компромиссы в части недопущения Украины в НАТО и размещения натовских объектов инфраструктуры на украинской территории.
Дойл Макманус, обозреватель Los Angeles Times
— Цель Путина, которую он часто и прямо выражал, — восстановить власть России над империей, которую она потеряла в 1991 году, когда распался Советский Союз. Его ближайшая цель — остановить расширение НАТО до западных границ России. У Путина есть активы: удивительно сильная экономика со стремительно растущими доходами от нефти, контроль над большей частью поставок природного газа в Европу, вооруженные силы, умеющие вести скрытую войну, и безжалостность, чтобы действовать жестоко, когда ему это удобно. В последние месяцы он предупредил соседние страны, включая Польшу и три небольшие прибалтийские республики, все члены НАТО, что считает их интеграцию в Альянс недружественным актом.
Опасность полномасштабного вторжения на Украину бросила США и их союзников в режим предотвращения кризиса. Но все они явно не готовы пойти на войну за Украину. Путин, напротив, рассматривает союз Киева с Западом как прямую угрозу. Он часто говорил, что русские и украинцы — «один народ» и что две страны должны быть близкими партнерами, если не воссоединиться. И он давно предупреждал, что членство в НАТО для Украины — это «красная линия».
Эксперты по России считают, что он, вероятно, не хочет вторгаться на всю Украину — шаг, который будет дорогостоящим в военном, экономическом и дипломатическом плане. Он хочет остановить дрейф Киева на Запад. Таким образом, Соединенные Штаты и их союзники пытаются удержать Путина от войны, рассылая публичные предупреждения и личные сообщения о последствиях вторжения. Больше всего им нужно достичь и обнародовать консенсус относительно конкретных санкций, которые они будут применять в случае российских военных действий.
Но европейские страны, экономика которых более тесно связана с Москвой, чем наша, не хотят брать на себя обязательства. Предложение Байдена обсудить проблему можно считать полезным шагом. Путину нравится, когда его серьезно воспринимают как лидера сверхдержавы. Байден не должен соглашаться с требованиями Путина о том, чтобы западные страны ограничили военную помощь Киеву, но он может дать понять, что помощь предназначена исключительно для оборонительных целей и что это не означает, что Украина приблизится к членству в НАТО.
Дэвид Гершензон, обозреватель Politico
— США и их союзники не предоставят России право вето в отношении амбиций Украины в отношении вступления в НАТО и ЕС. В то же время некоторые в НАТО выразили скептицизм по поводу предупреждений Вашингтона о неминуемом российском вторжении. Они сомневаются в том, что Путин захочет начать новую войну. Вместо этого Москва с большей вероятностью использовала мобилизацию войск, чтобы выразить свое растущее недовольство расширением военных связей США, Великобритании и НАТО с Украиной, а также приобретением Украиной нового вооружения, в том числе летального.
Тем не менее, допускаются другие сценарии, в том числе подготовка России к военному конфликту, как было с войной с Грузией в 2008 году. Согласно этой точке зрения, Россия могла бы использовать применение Украиной передовых вооружений и военную активность в Донбассе в качестве предлога для вторжения. У России могут быть мотивы для попытки более ограниченного захвата украинской территории, в том числе путем создания сухопутного соединения с полуостровом Крым, но более определенная цель Путина, похоже, заключается в том, чтобы не допустить вступления Украины в НАТО.
Озабоченность России по поводу оружия, поставляемого с Запада вблизи ее границы с Украиной, сродни опасениям США по поводу советских ракет на Кубе во время кризиса 1960-х годов.
Алан Кафруни, профессор международных отношений колледжа Гамильтона
— Несмотря на широко распространенные предсказания российского вторжения в американских СМИ, Россия определенно не хочет всех сопутствующих проблем, которые это может повлечь за собой. Складывающаяся ситуация очень похожа на диспозицию перед войной 2008 года в Грузии.
При этом очевидно, что США также не пойдут на военное вмешательство в случае вооруженного конфликта. В то же время и Россия вряд ли сейчас добьется каких-либо юридических гарантий от НАТО, и Путин, безусловно, это понимает. Однако такая жесткая позиция России может стать отправной точкой для переговоров.
Малек Дудаков, российский политолог-американист
— Ситуация вокруг Украины остается тревожной, но еще хуже то, что сами отношения между Россией и США уперлись в «красные линии» и уступать никто не намерен. Втягивание Украины в НАТО (не то чтобы в Киеве этому сильно сопротивлялись) для России недопустимо ни под каким предлогом — «позади Москва». Это не пафос и не метафора, а стратегическая реальность.
Все это дает повод серьезно порассуждать об изменении характера российско-американских отношений со времен холодной войны до настоящего времени. Отношения США и России больше не занимают центральное место в глобальных международных отношениях, но они по-прежнему занимают центральное место, когда речь идет о глобальной безопасности.
Предыдущая парадигма для отношений двух стран себя исчерпала, но новая парадигма пока не возникла. Может потребоваться некоторое время, несколько избирательных циклов в США и смена власти в Кремле — чтобы создать ситуацию, которая будет качественно отличаться от того, что мы наблюдаем сегодня. Похоже, что с момента встречи Байдена и Путина в Женеве, нарастающую конфронтацию удалось взять под контроль усилиями дипломатов и военных, но отношения в целом не устойчивы, если не сказать, что от полного краха их отделяет всего один кризис.
Сегодня и США, и Россия — каждая по разным причинам — замкнуты преимущественно на себе. Состояние отношений между ними теперь меньше диктуются двусторонней динамикой, сколько внешними событиями — будь то события кризисы на Ближнем Востоке или конфликты на постсоветском пространстве.
В таких условиях, возможно, лучшим решением на данный момент было бы взять «стратегическую паузу», чтобы критически оценить ценность этих отношений для каждой из сторон. Россия должна спросить себя, чего именно она хочет от США в новую эру. США же должны спросить себя, соответствует ли их нынешний подход к России долгосрочным интересам самой Америки.
Майкл Кроули, обозреватель The New York Times
— Администрация Байдена считает продолжение диалога с Путиным важным для того, чтобы удержать его от действий против Украины. В Белом доме явно не хотят дальнейшей конфронтации с Путиным, тем более из-за этой страны. В свою бытность президентом Барак Обама не стал связывать себя какими-либо обязательствами с Украиной, понимая, что в этой игре Путин может и будет повышать ставки.
Байден, будучи вице-президентом при Обаме, много ездил в Киев, но сейчас он явно не готов принять решение о силовом решении вопроса, предпочитая решать вопрос путем переговоров.
В то же время сосредоточение российских войск на границе с Украиной, скорее всего, является проверкой Кремлем готовности США, НАТО и Европы действовать. Однако в администрации Байдена явно нет четкого представления о том, когда и как она может встать на защиту Украины.
Пока американский президент зациклен лишь на вопросе конкуренции с Китаем. Американские чиновники неохотно обсуждают помощь Киеву, предоставляемую Вашингтоном, опасаясь дальнейшей эскалации ситуации.
В Москве понимают, что ни США, ни НАТО не будут посылать своих военнослужащих воевать за Украину и это еще больше усложняют ситуацию.
Питер Стоун, политолог из Вашингтона
— Вторые за полгода переговоры, на этот раз в видеорежиме, могут поднять международный престиж Путина и позволят ему вновь огласить список пожеланий к Западу. Главное, конечно, это предложение отказаться от расширения НАТО на восток, а по сути — карт-бланш для Кремля по Украине, а шире — и во всей Восточной Европе.
Скорее всего дальше будут требования вывести натовские войска из Польши и стран Балтии. У Байдена, который сосредоточен в основном на китайском вопросе, остаются небольшое поле для маневра, чтобы предотвратить повторение карибского кризиса 60-х годов и скатывание мира к большой войне.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

449
Похожие новости
17 января 2022, 21:30
18 января 2022, 05:15
18 января 2022, 12:45
18 января 2022, 10:45
18 января 2022, 10:45
18 января 2022, 01:15

Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 

Популярные новости
19 января 2022, 19:00
21 января 2022, 08:45
17 января 2022, 14:00
15 января 2022, 12:00
15 января 2022, 12:00
16 января 2022, 01:30
18 января 2022, 18:15