Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

The Paper: Украина – пешка в борьбе за «Северный поток – 2»

21 июля правительство США объявило в Вашингтоне о достижении соглашения с Германией: США отказываются от санкций в отношении компаний и лиц, участвовавших в строительстве газопровода «Северный поток — 2», а Германия гарантирует, что интересы Украины как страны-транзитера российских энергоресурсов не будут задеты после завершения строительства трубопровода. Стороны также объявили, что они будут инвестировать в развитие возобновляемых источников энергии на Украине, чтобы та постепенно избавилась от энергетической зависимости России и приблизилась к ЕС. Кроме того, они также обязались не допустить того, чтобы Россия использовала «Северный поток — 2» для политического шантажа.
Победа реальной политики
На первый взгляд, такой результат явно является победой «реальной политики» (Realpolitik). Так называемая «реальная политика» здесь означает, что политические решения зависят не от союзов или идеологических позиций, а делаются на основе текущей ситуации и выбора, ориентированного на лучший результат.
Основными участниками строительства «Северного потока — 2» являются Россия и Германия. Однако из-за обхода транзитных маршрутов Восточной Европы этот проект сделал Германию потенциально крупнейшим бенефициаром, естественно, включая Украину, Польшу и другие страны Восточной Европы, а также другие страны ЕС, которые зависят от импорта энергии. Соединенные Штаты выступают против «Северного потока — 2» со времен Обамы. При президентстве Трампа Америка пыталась противостоять проекту экономически и политически. С одной стороны, она пыталась продавать собственный сланцевый газ на зарубежные рынки. С другой стороны, она не хотела, чтобы Россия получала больше международных политических козырей благодаря «Северному потоку — 2». Поэтому посол США в Германии выступил с прямой угрозой участвующим строительным компаниям и применил законодательные акты и санкции, такие как закон «О защите европейской энергетической безопасности», что создало реальные препятствия для строительства трубопровода.
Под огромным политическим и экономическим давлением Соединенных Штатов другие европейские компании, участвовавшие в строительстве, одна за другой отказались от проекта, и немецкие компании впали в панику. Строительство «Северного потока — 2» превратилось в какой-то секретный проект: можно было увидеть только российские судна без каких-либо условных обозначений, которые продолжали строительные работы, а немецкая общественность всеми силами скрывало, какие конкретно немецкие ведомства, предприятия и люди занимаются поставками, материалами и коммуникацией.
Однако администрация Трампа, отстаивающая принцип «Америка прежде всего», не пользовалась доверием в Европе и Германии, и традиционные отношения трансатлантического альянса даже оказались под угрозой разрыва. После того, как Джо Байден вошел в Белый дом, ему пришлось бросить все силы на устранение трещины в американо-европейских отношениях. Таким образом, конфликт с Германией по поводу «Северного потока — 2» стал бременем для нормализации отношений между Европой и США, а также между Германией и США. Немецкое и американское правительства неоднократно обсуждали эту проблему, к этому же можно отнести личный визит Ангелы Меркель в Вашингтон и ее встречу с Байденом. Разногласия и поиск решения между двумя сторонами по «Северному потоку — 2» были главными вопросами, обсуждаемыми на саммите.
С самого начала администрация Байдена не переставала выражать неприязнь и противодействовать проекту «Северный поток — 2». Это также редкий межпартийный консенсус на глубоко разобщенной политической арене США. Американское правительство объявило 21 июля о достижении соглашения с Германией, подчеркнув при этом, что «мы по-прежнему против этого проекта». Определение правительством США «Северного потока — 2» как «злонамеренного российского геополитического проекта» не изменилось.
Итак, какие соображения побудили администрацию Байдена полностью изменить курс и смириться с продолжением строительства «Северного потока — 2» и дальнейшим укреплением энергетического сотрудничества между Россией и Германией с Западной Европой?
Компромиссы США
«Реальная политика» требует от администрации Байдена взвесить и пересмотреть следующие вопросы.
Во-первых, может ли политика санкций и противодействия США действительно помешать строительству газопровода?
Как признал сам Байден после пресс-конференции 21 июля, строительство «Северного потока — 2» было завершено на 99% даже под санкциями США. Дальнейшие санкции не остановят оставшиеся строительные работы, а только еще больше ухудшат американо-германские отношения. Это значительно снижает влияние и сдерживающую силу Штатов, которые они могут применять на союзниках и других странах. Если не отстраниться от безрассудной политики «большой дубинки» Трампа, администрация Байдена не сможет убедительно претворить в жизнь политический курс «Америка вернулась».
Во-вторых, если США не смогут предотвратить строительство трубопровода, но продолжат вводить санкции, интересы какой страны будут затронуты?
Соединенные Штаты не достигли цели предотвращения строительства трубопровода с помощью санкций и других мер, поэтому, очевидно, находятся в затруднительном положении. Ущерб, нанесенный экономическим и стратегическим интересам России, очевидно, является не интересом, а целью Соединенных Штатов. Тем не менее правительство Германии во главе с Меркель всегда придерживалось позиции, что «„Северный поток — 2"- это чисто экономический проект», и эта позиция, несмотря на давление со стороны Соединенных Штатов, расхождение во мнениях с другими странами-членами ЕС, такими как Франция, и яростное противодействие со стороны стран Восточной Европы, никогда не менялась.
Такое отношение немецкого правительства привело к различным трактовкам: некоторые считают, что поведение Германии типично для «меркантилизма», при котором она учитывает только собственное энергоснабжение и не принимает во внимание возможное усиление политического влияния России и вытекающий из этого удар по западному альянсу. Другие думают, что Германия намеренно поддерживает канал диалога с Россией через строительство вместе с ней крупных энергетических проектов. Учитывая, что нынешние отношения между Россией и Западом находятся в тупике, это дало Германии некоторое необычное влияние. Третьи полагают, что энергетическая политика Германии является также своеобразным способом уравновесить международную политику. Это позволяет Германии обрести относительную энергетическую независимость: она больше не будет зависеть от какого-либо одного поставщика энергии, в том числе и от США.
Общественность редко обращает внимание на то, что, если правительство Германии откажется от проекта «Северный поток — 2», оно может столкнуться с нарушением договорных исков и необходимостью выплатить огромную компенсацию. А завершение проекта связано с экономическим продвижением районов Германии, где проходят трубы газопровода, после ввода его в эксплуатацию. Это чистая экономическая выгода. Если тупик в споре по проекту сохранялся бы, временным бенефициаром могла бы стать Украина, поскольку она, во-первых, смогла бы и дальше сохранять свой статус страны-транзитера энергоресурсов и взимать с России плату за энергетический транзит; во-вторых, она могла бы подчеркнуть свое место в геополитической игре Запада и России, и это стало темой, которую двум сторонам, Германии и США, было сложно обойти, особенно для усиления имиджа «твердого сопротивления России» в сердце Соединенных Штатов. Поэтому Украина решительно выступает против «Северного потока — 2», а ее президент Владимир Зеленский даже назвал его «оружием России». Однако являются ли интересы Украины главной заботой администрации Байдена?
Подробнее о соглашении США и Германии слушайте в нашем подкасте США просят Киев помолчать о газопроводе, а немцев — поругать Россию
Это возвращает нас к третьему вопросу, который должна рассмотреть администрация Байдена: если Соединенные Штаты продолжат выступать против «Северного потока — 2», это принесет пользу Украине, в то время как отношения между США, Германией и Россией, а также между Германией и США продолжат ухудшаться; но, если Америка откажется от своей оппозиционной позиции, ситуация кардинально изменится. Итак, что же важнее?
Администрация Байдена в контексте корректировки политического курса Трампа и восстановления принципов внешней политики США, особенно на фоне развертывания широкого стратегического соперничества с Китаем, не может позволить отношениям со своим самым важным союзником в Европы — Германией — упасть на самое дно. Администрация Байдена нуждается в сотрудничестве и поддержке своих европейских союзников и особенно Германии в вопросах климата, цифровой экономики, политики безопасности и политики в отношении Китая. А Россия может быть проблемой только в традиционной сфере безопасности. При этом Украина уже имеет ограниченную ценность в вопросе России и в вопросе разделения России и Европы. Поэтому нетрудно представить себе, что администрация Байдена отступила от своей жесткой позиции касательно санкций, когда администрация Меркель отказалась идти на какие-либо существенные уступки, и, согласно Politico, Белый дом также вынудил правительство Украины «как можно тише принять» соглашение, достигнутое между Германией и США.
Украина — это «шахматная фигура»? Или «пешка, которой пожертвовали»?
Германия и США заявили 21 июля, что обе стороны инвестируют не менее 1 миллиарда долларов в украинский «Зеленый фонд», а Германия начнет с инвестиций в размере 175 миллионов долларов и будет увеличивать эту обещанную сумму из года в год. Более того, Германия будет поддерживать Украину в сохранении ее статуса страны-транзитера энергоресурсов после истечения срока действия договора об энергетическом транзите с Россией в 2024 году. После встречи с Меркель в Белом доме Байден также объявил о «запуске партнерства в области климата и энергетики для поддержки развития энергетической безопасности и устойчивых энергетических технологий в развивающихся странах, включая Центральную Европу и Украину». Меркель подчеркнула, что «„Северный поток — 2" — это не замена существующего (украинского транзитного) трубопровода, а его дополнение».
Однако со стороны это представляется картиной туманного и неопределенного будущего. Германия пришла к консенсусу — иными словами, результатом компромисса является то, что Германия защитила свои собственные интересы при относительно небольших экономических затратах и ​​одном данном обещании. Соединенные Штаты получили предлог, не потеряв лицо, изменить свою политику и заставить союзников сосредоточить внимание на американо-китайской конкуренции. Интересы Украины на словах были удовлетворены, но ее вес в геополитической игре еще больше снизился. Украина должна была получить еще более четкое представление о том, что ее роль в игре великих держав — это роль «шахматной фигуры» или «пешки, которой можно пожертвовать».
Однако компромисс, достигнутый администрацией Байдена, скорее всего, поставит ее под колоссальное давление во внутренней политике. Республиканская партия, конечно же, не откажется от этой темы, касающейся России, Украины, Германии, энергетики и геополитики, и превратит ее в неудачу и капитуляцию Байдена и его команды. В Германии совсем скоро — в сентябре — начнутся выборы в Бундестаг. Если партия «Зеленых», которая твердо настроена против «Северного потока — 2», сможет войти в состав федерального правительства, будущее этого трубопровода все еще будет полно неопределенностей. Несмотря на то, что правительство Германии сразу же после заключения соглашения с США, уведомило Украину и Польшу, отношения Германии с этими восточноевропейскими странами по этой причине не смогут стать лучше. Напротив, существующий разрыв между двумя сторонами станет только более очевидным.
Министры иностранных дел Украины и Польши выступили с совместным заявлением, в котором осудили решение, «которое создает дополнительные политические, военные и энергетические угрозы для Украины и всех стран Центральной Европы». Таким образом, можно заключить, что Германия и Соединенные Штаты не то чтобы пришли к настоящему консенсусу по «Северному потоку — 2», а две стороны — в первую очередь Соединенные Штаты — в условиях различных внешних и внутренних обстоятельств, заключили нечто похожее на «временное перемирие». Геополитическая игра между США, Европой и Россией вступает в новую фазу.
Ху Чуньчунь (胡春春) — руководитель аспирантуры «Европейские исследования» Шанхайского института глобального управления и региональных исследований стран в Шанхайском университете иностранных языков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

329
Похожие новости
16 сентября 2021, 13:00
14 сентября 2021, 17:15
15 сентября 2021, 18:00
15 сентября 2021, 16:15
16 сентября 2021, 11:15
16 сентября 2021, 13:00
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
15 сентября 2021, 20:00
16 сентября 2021, 01:45
16 сентября 2021, 11:00
15 сентября 2021, 18:00
16 сентября 2021, 11:00
Новости СМИ
 
Популярные новости
09 сентября 2021, 16:15
14 сентября 2021, 13:30
14 сентября 2021, 15:30
09 сентября 2021, 21:30
13 сентября 2021, 05:00
11 сентября 2021, 16:45
09 сентября 2021, 16:15